“Небеса послали мне тяжкие испытания, но я выстояла”

(Фото: Эдуард Капров)

- Я родилась в России, в стране, где сильны традиции антисемитизма, и потому родители сочли неразумным дать мне еврейское имя и нарекли меня Таней, - вспоминает Сора Смоляр (44). – В России мы делали все возможное, чтобы исполнять заповеди, соблюдать шабат, отмечать праздники. В то же время, не хватало ощущения цельности и я понимала, что когда мы окажемся в Израиле, все обретет новый, более глубокий смысл, - рассказывает она. – Я репатриировалась в Израиль с мужем и дочерью. Всегда было ясно, что наша подлинная жизнь не в России, что наше место здесь, в Израиле, но нам все не удавалось совершить этот шаг по той или иной причине. Я занимаюсь психотерапией – оказываю людям психологическую поддержку, и мне хотелось завершить учебу и приехать в Израиль со стажем работы. Год назад все встало на свои места. Я осознала, что хочу жить как еврейка. Не для официального документа или получения каких-то привилегий. Я просто чувствовала, что для меня это правильный жизненный путь. Мне было ясно, что я буду исполнять заповеди, соблюдать шабат, отмечать праздники и делать все то, что велит нам Тора. Я понимала, что путь мой будет непрост, но я была в мире с собой, - продолжает она. – За те 25 лет, что я живу в Израиле, и особенно в тот период, что я проходила гиюр, я поменяла имя на “Сара”, но только в идишской форме, Сора. Так звали мою бабушку и я очень горда тем, что теперь ношу ее имя. В бабушкином доме говорили на идише и мне очень нравился этот язык. Думаю, что приняв имя “Сора”, я замкнула круг своей прежней жизни, круг, в который вошли и целые поколения моих предков.

Трудностей, по словам Соры, хватало.

- Едва репатриировавшись в Израиль, я получила первую пощечину: оказывается, я тут не считаюсь еврейкой. К тому же мой спутник, с которым я 12 лет делила жизнь, ушел, потому что не представлял себе, как он сможет жить с религиозной женщиной. А сам проходить гиюр он не собирался.

- Как вам удалось справиться с этими трудностями?

- Благодаря гиюру, который я тогда проходила, я ощущала себя в полном мире с собой, и потому все эти события представлялись мне испытанием, посланным мне небесами. Будто меня проверяют – как далеко я способна зайти в поисках собственного я, какую цену готова заплатить, чтобы стать частью еврейского народа. Я была готова заплатить эту цену и продолжала учиться, многое узнала; я училась с удовольствием и чувствовала, что по мере того, как учусь, душа моя укрепляется. В конце концов я оказалась права в своем упорстве. Мой давний спутник вернулся ко мне и теперь он сам мечтает пройти гиюр – он видит, насколько он пошел на пользу мне и нашим отношениям. Даже те, кто раньше со мной не здоровался, восстановили со мной отношения и посылают по телефону поздравления с праздником. Это значит, что я выдержала все испытания и оказалась достойной стать частью еврейского народа.

- Что на эмоциональном уровне помогало вам в эти непростые дни?

- В первую очередь – наши преподаватели, которые поддерживали меня на протяжении всего процесса прохождения гиюра, и приемная семья, которая меня сопровождала, помогая преодолевать трудности и разрешать проблемы. Даже когда процесс гиюра был завершен, они не расстались со мной, и это очень важно, потому что пока ты проходишь гиюр, есть некая сила, которая держит тебя в тонусе, но когда процесс завершился, оказывается не всегда просто соблюдать все заповеди. Они по-прежнему посылают мне смс-ки, поздравляют с праздниками, приглашают на Пурим. Я с этой семьей как счастливый билет вытянула: они облегчили мне процесс восприятия иудаизма.

(Фото: Эдуард Капров)

- Как прошел процесс гиюра?

- Путь этот непростой, и те, кто не были душевно готовы к нему, не были исполнены веры во Всевышнего, так и не смогли завершить курс. Но если вы любите Израиль, если ото всего сердца хотите слиться с иудаизмом, то трудности легко преодолеть. Репатриация в таком случае в высшей степени рекомендована. Те, кто намерен совершить алию, должны отдавать себе отчет в том, что дело это непростое, тут все другое – и культура, и обычаи, и образ жизни и даже климат. Как я уже сказала, дело непростое, но если намерения у вас серьезные, то лучше этого ничего и быть не может.

- И что дальше?

- У меня есть мечта. Я хочу написать книгу о репатриации в Израиль, о том пути, что я прошла на духовном, эмоциональном и практическом уровне. Я хочу, чтобы те, кто решили взойти в страну Израиля, узнали, как тут все работает на самом деле, чтобы они прибыли в страну готовыми, так что их акклиматизация прошла легко.

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine