Новая семья

(Фото: Эдуард Капров)

Шилат (Галина) Кожакару (38) приехала в Израиль из Молдовы в 2001 году как туристка. Во время поездки она встретила мужчину, рядом с которым она хотела бы состариться. Она решила покинуть родную страну и остаться с ним в Тель-Авиве.

- Из пяти детей, которых мама родила от разных мужей, я самая младшая, - говорит она. - Когда мне был всего годик, мама отвела нас к бабушке и сказала, что ей нужно уехать на несколько дней, чтобы найти работу. Она оставила нас и ушла. Больше не видели. Бабушке было уже много лет и вырастить пятерых  детей она не могла. Братьев разобрали по интернатам, хотели и меня отдать на усыновление, да бабушка не согласилась и оставила меня при себе. Она растила меня как дочь. Мне был 21 год, когда она умерла, и я осталась одна во всем мире. Я решила уехать в Израиль – я слышала, что люди живут там хорошо. Сперва я работала секретаршей, а потом стала ухаживать за пожилыми людьми. Тогда я и встретила мужчину, с которым прожила 15 лет.

В течение всего времени, что они жили вместе, Шилат хотела пройти гиюр.

-  Я получила израильское удостоверение личности, но каждый раз, когда я заговаривала о гиюре, он воспринимал это в штыки. Он вообще не понимал, зачем это мне нужно. Он не хотел проходить процесс гиюра вместе со мной, как требуется, когда пара живет вместе. На определенном этапе, когда я решила, что пора узаконить наши отношения, а он по-прежнему не созрел для гиюра, я вдруг поняла, что он просто не тот человек, с которым я хочу создавать семью. Мне было важно, чтобы у меня была еврейская семья, чтобы фундамент у нее был прочный. Я не хотела, чтобы у моих детей было такое же детство, как у меня. Я хочу, чтобы у них были крепкие корни, чтобы они были уверены в месте, где они находятся, и в своих  родителях тоже.

Будучи ребенком в Молдове, Шилат ни во что не верила, но ее мир перевернулся, когда она оказалась в Израиле.

- В детстве я не верила никому и ничему. И религии у нас никакой там не было. А когда я приехала в Израиль, я почувствовала, что люди здесь между собой связаны. Семьи, которые в субботу и по праздникам – обязательно вместе, готовность помочь и поделиться, и то, что каждый может внести свой собственный особый вклад – все это внезапно наполнило меня ощущением ценности. Я делала гиюр не из каких-либо практических целей, не для извлечения выгоды, но на основе глубокой веры и желания стать частью Государства Израиль, частью семьи, имя которой – еврейский народ.

Шилат вспоминает:

- Однажды утром я отправилась в магазин специй, который был рядом с моим домом, и разговорилась с хозяином. Я рассказала ему, что собираюсь пройти гиюр и ищу семью, которая сможет приглашать меня на субботу, которая будет сопровождать и поддерживать меня  в моем путешествии в мир иудаизма. И вдруг он ответил мне, что одна его родственница помогает молодым людям, которые проходят гиюр, и обещал поговорить с ней.

Шилат считает, что эту женщину ей послало само небо:

- Так я познакомилась с женщиной, у которой была чудесная семья, теплая и душевная. Она приняла меня такой, какая я есть. Я так многому у них научилась и чувствую, что я перед ними в долгу. Она стала для меня матерью – я раскрываю перед ней душу, и потом с удовольствием выслуштваю ее мудрые советы. В конце концов я обрела семью и мне так приятно к ней принадлежать. Среди прочего моя «мама» сказала мне, что меня должны называть моим еврейским именим «Шилат» по крайней мере 3 раза в день, на что я ей возразила, что я себя ощущаю «Шилат» 24 часа в сутки.

(Фото: Эдуард Капров)

Когда Шилат обрела приемную семью, в ее жизни словно забил источник семейной энергии. Она рассказывает:

- Примерно через полгода поле того, как начался процесс прохождения гиюра, мне неожиданно позвонил один из моих братьев, с которым у меня уже 19 лет не было никакой связи. Он решил разыскать всех членов семьи, и действительно, он нашел всех, кроме одного брата, о судьбе которого ничего не известно. Братья живут в Молдове, иногда мы разговариваем по телефону, но на настоящий момент у меня нет ни желания, ни потребности возвращаться туда, и даже встречаться с братьями, с которыми меня разлучили, когда мне был всего год.

Шилат объясняет, что тот, кто проходит гиюр из каких-либо практических  соображений, может столкнуться с рядом трудностей.

- Я думаю, что процесс духовного преобразования проходит успешно только у тех, кто обращается к нему из подлинной веры и желания принадлежать к иудаизму. Я отказалась заводить семью, прежде чем подготовила для нее почву с точки зрения религии. Вера станет фундаментом и корнями, на которых вырастут мои дети, и это придаст им искренность и силу.

Для Шилат процесс прохождения гиюра уже позади.

- Я живу в Ашдоде, работаю в питомнике и эта работа мне очень нравится. Я мечтаю стать матерью, иметь семью. Я хочу дать моим будущим детям все то, чего не получила я. Я буду сопровождать их на каждом шагу, заботиться о них, чтобы они росли с ощущением, что мама всегда на их стороне. То есть полная противоположность тому, что испытала я.

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine