Скорая юридическая помощь

Милена Гершкович, 19 лет, родилась в Белоруссии, приехала в Израиль в 5 лет, живет в Ришон ле-Ционе, выпускница курса “Натив”

Милене было пять лет, когда ее родители разошлись. Это случилось через полгода после того, как они приехали в Израиль из белорусского города Молодечно. Мать Милены стала жить отдельно, и девочка осталась с отцом и сводным братом. Отец быстро нашел себе работу инженера и стал получать хорошую зарплату, бабушка и дедушка жили по соседству – Милена ни в чем не нуждалась. Но чего-то ей, видимо, все же не хватало. Когда ее двоюродная сестра вышла замуж, Милена практически стала частью ее семьи. Ей было тогда 10 лет. Конечно, девочка по-прежнему жила с отцом, но много времени проводила у родственников, где были мама, папа и ребенок, потом еще один, потом еще… Сегодня у двоюродной сестры Милены уже пять детей. “Перед свадьбой она прошла гиюр и стала религиозной, – объясняет Милена. – Она живет в ультраортодоксальном квартале Ашдода”.

Тебе это не мешало находиться в ее доме?

“Нет. Мне очень нравилось проводить у сестры субботы, зажигать свечи, делать кидуш. Я и сама пробовала соблюдать субботу вести себя, как все. Тогда я узнала, что такое кашрут, что такое благословения. Мне все это очень нравилось, хотя мои родители были очень далеки от любой традиции. Моя мама – белоруска, до пяти лет я ходила с крестиком на шее, и только когда мы приехали в Израиль, мне его сняли. Мои бабушка и дедушка тоже не соблюдают никаких традиций. Но они рассказывали мне, что их бабушки и дедушки были по-настоящему религиозными людьми – еще в 30-е годы, в Советском Союзе. Мой прадедушка был очень стареньким, но он все равно настоял на том, чтобы приехать в Израиль. Он хотел быть похороненным в Святой земле. Он умер, когда ему было 102 года”.

Сестра рассказывала тебе о том, как проходят гиюр?

“Да, но только в общих чертах, без подробностей. Когда я была маленькой, я не очень понимала, что это вообще значит. А в десятом классе я сама решила пройти гиюр. Но для этого мне надо было перейти в интернат, и, в общем, тогда ничего не получилось”.

Тогда ты уже знала про курс “Натив”?

“Нет, о курсе “Натив” я услышала впервые перед призывом. Я подумала тогда, что это прекрасная возможность пройти гиюр в армии. Воплотить мечту и сэкономить время. Я хотела сделать это сразу же после курса молодого бойца, но дело затянулось на целый год”.

Почему?
“У меня очень интересная и не вполне обычная должность. Мне не так уж легко найти замену. Я служу в армейской тюрьме в Црифине и отвечаю за оказание юридической помощи военнослужащим. Мы помогаем солдатам решать разные проблемы”.

Это связано с правонарушениями, из-за которых они оказались в тюрьме?

“Косвенно. Мы не занимаемся проступками, которые солдаты совершили в армии. Но очень часто они совершают эти проступки из-за проблем, которые существуют у них “на гражданке”. Например, солдат осужден за самоволку. Но почему он покинул свою часть? Потому что ему надо работать, чтобы вернуться какие-то долги – свои или семейные. В конце концов, такого солдата возвращают в армию, наказывают, но долги-то остаются! Вот этим солдатам мы и оказываем помощь. Мы договариваемся с кредиторами об отсрочке, разбиваем долг на платежи. Между прочим, мы оказываем эту помощь всем солдатам, не только тем, которые уже оказались в тюрьме. К сожалению, об этом мало кто знает. Если бы люди своевременно обращались к нам, это позволило бы им избежать многих проблем в будущем”.

Какие впечатления остались у тебя от курса “Натив”?
“Самые лучшие. С самого начала все было хорошо. Я пришла на курс вместе со своей подружкой из Ришон ле-Циона, она тоже сейчас служит в армии. Мы с первых дней были вместе, и это придавало чувство уверенности. Но на курсе и так царила прекрасная атмосфера. У меня появилось много новых друзей. И я знаю, что это надолго. Это замечательные ребята, и курс очень нас сплотил”.

Какие уроки тебе понравились больше всего?

“История, философия… Я узнала много нового. Это было очень интересно. Я поняла гораздо лучше смысл многих обрядов. Раньше я многое делала автоматически, ведь я часто встречала субботу в доме сестры. Теперь я понимаю, почему зажигают субботние свечи, почему едят именно халу. Я и не думала, что у этого есть такое глубокое значение. Мне очень беседы с командиром нашего взвода – мы говорили с ней об очень важных вещах, о взаимном уважении, о необходимости быть благодарным за все, что у нас есть”.

Что ты думаешь делать после армии?
“Хочу поступить на юридический факультет. За время службы я узнала многие законы, познакомилась с адвокатами. Я знаю, что на юридический факультет поступить нелегко, но я надеюсь, что все получится”.

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine