Как закрытая девочка стала открытой

(צילום: אדוארד קרפוב)

Алина Падве, 24 года, родилась в Румынии. Приехала в Израиль в 2000 году. Капитан, служит в 890-м десантном батальоне. Выпускница курса “Натив”

Алина Падве выросла в Иерусалиме, окончила школу “Мекиф Гило”, призвалась в армию. Два года назад она со своей мамой поехала в Румынию. Это был не просто отпуск, и не обычная поездка по родным местам бабушек и дедушек. В Яссах Алина встретила свою родную мать, которая отдала ее в детский дом в возрасте 3-х лет. “Еще школьницей я хотела ознакомиться с делом о своем усыновлении, – рассказывает Алина. – Мне было важно узнать, откуда я на самом деле. Когда мне исполнилось 22, я сделала это. Начались поиски моей родной матери, они продолжались 8 месяцев. В конце концов, ее нашли в Яссах”.

Как прошла ваша встреча?

“Честно говоря, я ничего не чувствовала. Я поняла, что тогда произошло. Когда мне было три года, мой отец умер, и мать осталась одна с шестью детьми. Тогда она и решила отдать четверых – тех, которые были постарше, – в детский дом. Себе она оставила двоих, совсем маленьких. Мне кажется, она с опаской шла на встречу со мной. Мне тоже было тяжело ее принять. Даже моя мама вела себя дружелюбнее, чем я. Зато во время встречи со старшим братом все было по-другому. Там я по-настоящему смогла раскрыться.”

Как это произошло?

“Мы встретились, обнялись и я расплакалась. Я ведь росла закрытой, замкнутой девочкой. Я всегда как будто боялась, что меня снова бросят. Я никогда никому не показывала, что происходит у меня внутри. А когда мы встретились с братом, я впервые в жизни плакала, не стесняясь. Мы тогда долго говорили, рассказывали о себе. Выяснилось, что брат уже женат, у него есть ребенок. Это была прекрасная встреча. С тех пор я чувствую себя более открытым, более свободным человеком”.

Ты знаешь, что случилось с другими братьями, которые оказались в детском доме?

“Брат рассказал мне, что наша сестра живет во Франции, а следы еще одного нашего брата затерялись. Он тоже был усыновлен, и его куда-то увезли, в Израиль или США. Мы не знаем, где он сейчас”.

Сколько времени ты провела в детском доме?

“Почти два года, но я практически ничего о том времени не помню. Я даже румынский язык совсем забыла. Мама удочерила меня и забрала с собой в Израиль, когда мне было 5 лет. Я очень быстро освоила иврит, уже в детском саду я чувствовала себя прекрасно. Мама уже тогда хотела, чтобы я прошла гиюр. Но для этого надо было переводить меня в религиозный детский сад, и мама решила не подвергать меня новым переменам. Я прошла гиюр по консервативному обряду и в МВД меня записали еврейкой”.

Но, тем не менее, ты решила пройти курс “Натив”?

“Да, я решила пойти в этом смысле до конца. Я выросла в еврейском доме, мы отмечали все праздники, встречали субботу, на ужин в пятницу вечером к нам часто приезжали родственники. Я всегда интересовалась еврейской традицией, еще в школе я начала отделять мясное от молочного. И, кроме того, мой дедушка из очень религиозной семьи. Он родился в Австрии и бежал от нацистов в 1938 году. Он сумел нелегально добраться до Эрец Исраэль. Уже здесь дедушка познакомился со своей будущей женой, моей бабушкой. Она приехала из Сирии, из Алеппо. Связь с традицией – это наше семейное наследие, мне важно быть еврейкой помимо записи в удостоверении личности”.

(צילום: אדוארד קרפוב)

Ты пошла на курс “Натив” сразу же после призыва?

“Нет, сначала я окончила курс молодого бойца, служила в батальоне “Цабар” бригады “Гивати”. Потом, полтора года спустя после призыва, я отправилась на офицерский курс. Это было во время операции “Несокрушимая скала”, в 2014 году. Мы охраняли населенные пункты на границе с сектором Газа, а мой друг Дор, который служил в бригаде “Кфир”, участвовал в боях. В одном из столкновений он погиб. Это была огромная потеря. Мы были вместе два года. Дор учился в параллельном классе, мы подружились еще в школе. Это был настоящий друг. Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя. На курс “Натив” я отправилась в 2015 году”.

Какое впечатление произвел на тебя курс?

“Мне было очень интересно. Несмотря на то, что выросла здесь, я узнала много нового об Израиле, об истории еврейского народа. Я думаю, что курс “Натив” стоило бы пройти всем. Он здорово расширяет горизонты. Я окончила семинар “алеф” и получила должность на базе подготовки молодых бойцов в Ницаним. Я снова окунулась с головой в службу и пропустила семинар “бет”. Но я знала, что я вернусь”.

Тебе было трудно на семинаре “алеф”?

“Совсем нет. Наоборот, я чувствовала себя очень хорошо. Я научилась молиться, правильно соблюдать субботу, я поняла значение каждой детали. И у меня не было чувства, что жизнь как-то круто меняется. Да, какие-то изменения, конечно, были, но более того. Ведь я всегда была привязана к традиции, это было частью меня самой. Я не пошла на семинар “бет” только из-за службы”.

Когда ты решила возобновить процесс?

“В прошлом году я получила новую должность, в 890-м десантном батальоне. После того, как я освоилась на новом месте, я почувствовала, что пришло время вернуться на семинары. Так я и сделала, и вновь это было очень хорошо. Очень естественно. Я нашла себе сопровождающую семью, и мы по-настоящему подружились. Я чувствую, что им важно, чтобы я научилась все делать правильно, чтобы все понимала, чтобы была в ладу сама с собой. Я уверена, что наша дружба продолжится и после того, как я пройду гиюр”.

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine