“Иерусалим вернул меня к еврейству”

Арсен Маргарян, 22 года, родился на Украине, приехал в Израиль в 2012 году, живет в Ришон ле-Ционе, выпускник курса “Натив”

Арсен родился и вырос в Запорожье, на Украине. Когда ему было 12 лет, он начал интересоваться новостями. Так Арсен узнал о пленном израильском солдате Гиладе Шалите, о массовых демонстрациях и закулисных действиях, предпринимаемых ради его освобождения. Это произвело на Арсена огромное впечатление. “В начале Великой Отечественной войны Советский Союз объявил всех попавших в плен солдат предателями, – говорит он. – Даже сына Сталина, который попал в плен, советские власти решили ни на кого не обменивать. И вдруг – по-моему, это был 2009 год – я увидел, как вся страна борется за освобождение одного солдата. Я даже написал об этом стихотворение. Но это так, ничего серьезного, все подростки пишут стихи”.

В то время ты уже знал что-то об Израиле?

“Да, в общих чертах. Я был тесно связан с еврейской общиной нашего города. С трех лет я ходил в еврейский детский сад. Мы там учили иврит, молитвы, нам рассказывали о праздниках и Государстве Израиль. А потом я поступил в гимназию “ОРТ-Алеф”. Мы там тоже изучали традиции и историю еврейского народа. Во время каникул я ездил в летние лагеря “Сохнута”. Там я встречал израильтян, которые рассказывали нам о стране, о службе в армии и так далее”.

Дома соблюдали какие-то традиции?

“В общем, да. На Песах покупали мацу, на Хануку зажигали свечи. В нашей семье больше всех был связан с традицией мой прадедушка. Во время войны он был на фронте, воевал с фашистами. Прадедушка много рассказывал мне, но он умер, когда мне было 8 лет. Моя мама тоже чувствует связь с традицией. А мой папа – армянин, он родился и вырос в Армении. Он с уважением относится ко всему, что связано с еврейством”.

Когда ты приехал в Израиль?

“Когда я учился в 9-ом классе, я записался на программу НААЛЕ. В Израиль я приехал в сентябре 2012 года, мне было 15 лет. Я ждал этого с большим нетерпением. Еще дома я по карте изучил дорогу из аэропорта Бен-Гурион в интернат “Ямин-Орд” на севере страны. И когда все это действительно произошло, я был счастлив. Но, конечно, потом начались и сложности”.

Что оказалось труднее всего?

“Во-первых, я скучал по родителям. Кроме того, оказалось, что мой иврит недостаточно хорош. Я говорил с сильным акцентом, надо мной смеялись. Мне вообще было трудно освоиться в интернате. Это ведь религиозное учебное заведение. Но постепенно я ко всему привык и стал по-настоящему приближаться к иудаизму. Когда летом я поехал к родителям, я уже соблюдал кашрут и шаббат. В Запорожье я ходил в синагогу и чувствовал, что это – мое”.

Ты уже тогда начал задумываться о гиюре?

“Да, но путь к этому оказался непростым. Я вернулся в Израиль, в интернат, и как раз тогда в Гуш-Эционе террористы похитили трех парней, учащихся йешивы. Вместе со всеми я молился за их спасение и был уверен, что все кончится хорошо. Ведь молитва – это сила. Но ничего не помогло, ребята погибли. Это по-настоящему потрясло меня. Я стал отдаляться от иудаизма. Я целиком погрузился в учебу, успешно сдал все экзамены на аттестат зрелости. По окончании интерната я отправился в Иерусалим, на армейский подготовительный курс. Удивительная атмосфера, царящая в Иерусалиме, вновь приблизила меня к Иерусалиму. Я много гулял, бродил по переулкам Старого города… Кроме того, у нас преподавали учителя, работавшие на курсе “Натив”. Они рассказали мне об этом курсе. Тогда я окончательно решил пройти гиюр. Иерусалим вернул меня к еврейству”.

Ты оказался на курсе “Натив” сразу же после призыва?

“Нет, тут тоже все оказалось непросто. Я призвался в 2016 году, прошел курс молодого бойца и получил назначение в часть, дислоцированную на северной границе. Я попросил, чтобы меня отправили на курс “Натив”, но в части не хватало людей, мне пришлось подождать. В конце концов, я начал курс только полтора года спустя после призыва. Но долгое ожидание того стоило. Я это было замечательное и очень важное для меня событие. Можно сказать, что курс изменил меня, изменил мой подход к жизни”.

Как это произошло?

“Во-первых, я узнал много нового – о сионизме, об Израиле, об армии. Я нашел прекрасных друзей, которых иначе бы и не встретил. Но были и более значительные вещи. Я пришел на курс со множеством вопросов – о жизни, о смерти, о смысле нашего существования. В своей части я часто чувствовал себя просто пешкой на шахматной доске. Я хотел понять, кто я, зачем я здесь вообще нахожусь. Курс помог мне получить ответы на эти вопросы. Я научился принимать решения, я понял, что такое ответственность. После курса у меня не было никаких сомнений относительно продолжения процесса”.

Как прошли семинары?

“Я чувствовал себя прекрасно. Хотя у меня снова было много вопросов, и я довольно часто спорил с преподавателями. Но эти дискуссии были чрезвычайно важны, я очень хотел докопаться до истины. Учителя и раввины очень мне в этом помогли. Мне кажется, теперь я понимаю, что такое вера на самом деле”.

 

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine