“Я чувствую себя более свободной”

(צילום: אדוארד קפרוב)

Шарон Бихерман, 23 года, родилась в Колумбии. Приехала в Израиль в 2015 году. Служит в ВВС, живет в Афуле. Выпускница курса “Натив”

Шарон всегда знала, что ее дедушка и бабушка приехали в Колумбию в конце тридцатых годов прошлого века. Но никто никогда не рассказывал ей о связанной с этим трагической истории. “Дедушка и бабушка бежали из Румынии вскоре после начала Второй мировой войны, – говорит она. – Они были тогда совсем молоды. Вместе с другими еврейскими беженцами их вывезли из Румынии на рыбачьих лодках. После нескольких месяцев скитаний они приехали в Колумбию и поселились в городе Кали. Здесь они поженились, у них родились дети и внуки, но они никогда не рассказывали, о том, что им пришлось пережить, о том, что их родители погибли в годы Холокосоита”.

Как ты узнала об этом?

“Я узнала об этом, когда готовила работу о своей семье во время курса “Натив”. Я встретилась со своими родственниками, которые уже давно живут в Израиле, и они мне все рассказали. Во время войны родителей дедушки и его сестру Сару-Лею сослали в трудовые лагеря в Транснистрию. Никто из них там не выжил. Я понимаю, почему дедушка ничего не хотел об этом говорить. Он всю жизнь терзался из-за этого”.

Когда ты решила уехать в Израиль?

“Когда мне было 14 лет, в Израиль уехали два моих старших брата. Я хотела уехать вместе с ними, но это было невозможно, я ведь была несовершеннолетняя. Тогда мои родители тоже подумывали о переезде, но, в конце концов, решили остаться в Колумбии. Это показалось им слишком сложным. Хотя мой папа всегда поддерживал тесные связи с еврейской общиной нашего города – Кали. А моя мама, хоть и не еврейка, с большим уважением относится к еврейской традиции. Мы всегда праздновали Рош ха-шана и Песах, мои братья справляли бар-мицву. А я очень хотела жить в Израиле, и, когда мне исполнилось 18, покинула Колумбию”.

Родители не возражали?

“Нет, в Израиле ведь уже жили мои братья, которые к тому времени неплохо устроились. Один из них жил в Эйлате, другой – в киббуце. Родители поняли, насколько это для меня важно. И в Израиле мне сразу понравилось. О жизни здесь мне было известно многое – братья рассказывали. И здесь они мне много помогали. Я жила в Эйлате, работала, учила иврит. И ждала, когда меня призовут в армию. Я очень хотела служить в боевых частях”.

Тебе удалось осуществить эту мечту?

“Да, я, в целом, очень довольно своей службой. После курса молодого бойца я прошла курс младших командиров Военно-воздушных сил. Я стала командиром отделения наземной обороны на одной из баз ВВС на севере страны. И, кроме того, есть еще одна деталь, которая, можно сказать, украсила мою службу. В течение десяти месяцев я служила на одной базе с одним из моих старших братьев. Он к тому времени покинул киббуц и остался в армии на сверхсрочную службу. Было очень здорово встречаться с ним на базе, вместе ходить в столовую, сидеть, разговаривать”.

Когда ты впервые услышала о курсе “Натив”?

“Вскоре после призыва. Вообще, о том, что я не считаюсь еврейкой, я узнала только после приезда в Израиль. А во время курса молодого бойца мне рассказали, что в армии можно пройти гиюр. Мне это показалось интересным. Я почувствовала, что так еще легче вольюсь в израильскую жизнь”.

Как это получилось на практике?

“Это было захватывающе. С одной стороны, все так, как я и думала. А с другой – это превзошло мои ожидания. Во время курса “Натив” я узнала много нового об истории страны, о сионизме. Уроки, экскурсии – все это было интересно и волнующе. У нас были замечательные учителя и командиры. Кроме того, во время курса я приобрела множество друзей. Это люди, на которых я могу положиться. Мы вместе пережили немало трудностей. Это совершенно особое чувство. Конечно, мы пережили вместе и множество радостных минут, но совместное преодоление трудностей, видимо, сближает сильнее”.

У тебя не было сомнений перед началом семинаров?

“Нет, я отправилась на семинар без всяких колебаний. Мне было очень любопытно, я очень хотела продолжить процесс. И здесь тоже обошлось без разочарований. Можно сказать, что семинар – это противоположность курса. Там все вместе, здесь ты наедине с собой. Это время вглядеться в самого себя, время раздумий и размышлений. Сейчас я чувствую, что в большей степени контролирую свою жизнь, владею ситуацией. Например, я совершенно спокойно отключаюсь от компьютера и социальных сетей на весь шабат. Это очень хорошее ощущение, раньше все было по-другому. Я чувствую себя более свободной, я меньше завишу от внешних обстоятельств. Мне кажется, я научилась думать чуть глубже. И это, конечно, только начало “.

Как родители относятся к тому, что ты проходишь гиюр?

“Они поддерживают меня и гордятся мной. Я часто разговариваю с родителями и чувствую, что они рады за меня. Тем более, что год назад мы сняли с братьями одну квартиру в Афуле и сейчас живем все вместе. Это очень здорово. И родителям в Колумбии так спокойнее”.

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine