“В Лондоне я приблизился к еврейству”

daniel500
(Фото: Эдуард Капров)

Даниэль Затуранский, 39 лет, родился в Санкт-Петербурге, репатриировался в 1979 году, выпускник университета Раскин в Великобритании, основатель и заместитель генерального директора компании PowToon, живет в Тель-Авиве.

Родители Даниэля Затуранского приехали в Израиль в 1979 году. Тогда люди, покидавшие Советский Союз по израильской визе, могли ехать куда угодно – хоть в США, хоть в Австралию. Израиль – воюющую страну с проблематичной экономикой – выбирало меньшинство. Родители Даниэля выбрали Израиль. Ему самому было тогда два года.

“Мой папа еврей, а мама – русская, – рассказывает Даниэль. – Но родители хотели жить только в Израиле. Папины родственники уехали в Палестину еще в 20-е годы. И стали здесь, кстати, известными людьми. Мина Бен-Цви – создательница женских подразделений израильской армии и их первый командир. А ее муж был дипломатом, первым послом Израиля в Финляндии. Так что нашу семью связывает с Израилем давняя история.”

Вам это помогло как-то преодолеть трудности абсорбции?

“У меня никаких трудностей, в общем, и не было. Я рос как обычный израильский ребенок. Может быть. только в начальной школе кто-то еще обращал внимание на то, что я из “русской” семьи. А потом я окончательно слился со своими сверстниками. Я, конечно, понимаю русский язык, но предпочитаю говорить на иврите. Хотя больше всего в жизни мне, наверное, пришлось говорить по-английски.”

Как это получилось?

“Я учился в Англии, в университете Раскин, который расположен в Кембридже, по соседству с знаменитым Кембриджским университетом. Но Раскин – это тоже очень престижное и качественное учебное заведение. Окончив университет, я получил несколько предложений работы в Англии. И выбрал одно из них. Так я начал работать в Лондоне.”

Вы были тогда совсем молоды. Наверное, скучали по дому?

“Да, конечно, но я относительно часто приезжал домой, навещал родителей. Но в повседневной жизни мне как будто действительно не хватало Израиля. Не хватало какой-то еврейской составляющей. Хотя дом моих родителей трудно назвать традиционным. Но все равно, в Израиле связь с еврейском ощущается как-то по-другому. Чтобы как-то компенсировать это, в Англии я стал время от времени заходить в синагогу, познакомился там с другими израильтянами. В Лондоне я приблизился к еврейству. Подумывал о возвращении домой, но получилось так, что я действительно вскоре уехал из Лондона, но не в Тель-Авив.”

А куда?

“В Хельсинки. Дело в том, что в Лондоне я познакомится с девушкой из Финляндии. Мы полюбили друг друга и поженились. И вскоре после этого переехали в Хельсинки. Кстати, там я встретил людей, которые знали нашего родственника, израильского посла… В Финляндии у меня родился сын. Но семейная жизнь как-то не сложилась. Я думаю, в том числе и потому что мне не хватило той самой еврейской составляющей. Хотя в Хельсинки я тоже поддерживал связи с тамошней еврейской общиной, ходил в Бейт-ХАБАД… В общем, спустя два года после свадьбы мы расстались с женой, и я вернулся в Израиль.”

Можно сказать, что здесь вы вновь обрели гармонию?

“Да, пожалуй. Я стал еще в большей степени соблюдать еврейские традиции. А потом я познакомился с девушкой, которая так же, как и я, приехала из Санкт-Петербурга, только не в 1979, а в 1991 году. И оказалось, что у нее та же ситуация, что и у меня: ее папа – еврей, а мама – русская. Мы вместе решили пройти гиюр.”

И прошли?

“Да, это был очень важное и интересное время. С одной стороны, было очень интересно учиться на курсе, с другой – было важно завершить духовный процесс возвращения к еврейской традиции. Для меня это действительно имело первостепенное значение – создать настоящий еврейский дом. И вот, это получилось. Мы живем с женой в гармонии и растим нашу дочь, которой сейчас год и три месяца.”

А как складываются отношения с родителями?

“Им пришлось завести для нас отдельную посуду, но к этому все уже привыкли. Папа, конечно, иногда ворчит, зато мама полностью поддерживает наш выбор. Она как раз очень интересуется иудаизмом, еврейской мистикой и так далее.”

То есть, вы считаете, что, выбрав в свое время Израиль, ваши родители не ошиблись?

“Конечно, не ошиблись. Я полностью нашел себя здесь, в том числе, и с точки зрения работы, карьеры. Пять лет назад я основал компанию PowToon – это такая платформа для создания разнообразной анимации. Это удачный коммерческий проект, который приносит мне и творческое удовлетворение. Выбор родителей, совершенный ими почти 40 лет назад, был, конечно, неслучайным и оказался верным.”

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine