Жить по-еврейски

(Фото: Эдуард Капров)

В биографиях Тамар и Оза немало общего. Оба они родились в бывшем Советском Союзе (Тамар – в Краснодаре, Оз – в Риге), оба они приехали в Израиль детьми трёх-четырёх лет, оба росли на севере страны (Тамар – в Нацрат-Илите, Оз – в Афуле), оба прекрасно сохранили русский язык. И, наконец, оба они – выпускники армейского курса “Натив”. “Когда я отправилась на курс, то думала: вот пройду гиюр, получу удостоверение и продолжу жить, как жила, – признаётся Тамар. – Но всё вышло по-другому.”

Они встретились пять лет назад у общих знакомых. Оз (раньше его звали Андрей) уже прошёл гиюр. Тамар (тогда её звали Женя) только готовилась к раввинскому суду. Прошло пять лет – и вот сегодня они растят двух дочерей – Яэль (2,5 года) и Нету (6 месяцев). Живёт молодая семья в караване на окраине поселения Эли. С холма, на котором стоит караван, открывается роскошный вид. Дома уютно, но тесновато, и холодный ветер с лёгкостью продувает тонкие стены. Но Тамар и Оз не жалуются – им нравится жить здесь, они любят своих соседей. Оба они студенты, Тамар учится на архитектурном факультете Ариэльского университета, а Оз там же изучает электронику, готовится получить вторую степень. Кроме того, он учится в йешиве. На что живёт семья? Оз получает стипендию, и немного помогают родители.

“Когда мы только познакомились, мы много гуляли по Иерусалиму, – вспоминает Тамар. – И, конечно, говорили о гиюре. Я тогда проходила семинары “Натива” и у меня было много разных вопросов. Но на курсе мне практически не с кем было поговорить. Мне кажется, из всех моих подружек только я пыталась что-то соблюдать. После еды, например, я читаю “Биркат а-мазон”, а все как-то странно на меня смотрят. В это время я встретила религиозного Оза, и это оказалось очень кстати.”

Оз: “Я могу точно назвать момент, когда решил соблюдать заповеди. Это было во время семинаров на курсе “Натив”. Был вечер вопросов и ответов по поводу веры, его вёл наш преподаватель Элиэзер Левин. Вместо того, чтобы закончить в девять вечера мы сидели до двух часов ночи и говорили о смысле жизни, о самых важных вещах. Мы продолжили бы так до утра, но позвонила жена Элиэзера и позвала его домой. А я в ту ночь не смог уснуть. Я из тех людей, для которых существует либо всё, либо ничего. То есть, передо мной стояла дилемма – либо всё бросить, либо стать религиозным человеком. Как вы понимаете, я выбрал второй вариант.

(Фото: Эдуард Капров)

Ты и раньше интересовался религией?

“Нет, не особенно. Моя семья равнодушна к религии, мой еврейский дедушка – убеждённый коммунист. Я хотел отправиться на курс “Натив”, потому что мой двоюродный брат прошёл гиюр в армии, и я знал, что это интересно и познавательно. На курсе я по-настоящему увлёкся религией и стал задавать разные вопросы. Так я добрался до семинаров и до той самой ночи, в которую было принято решение.”

Тамар: “У нас в семье всё было по-другому. Мой папа всегда интересовался традициями и сионизмом. Моя мама – русская, но главное, что она – человек с верой. Родители ещё в России начали учить иврит, а, когда они приехали в Израиль, стали соблюдать кашрут. Мама всегда зажигала субботние свечи. Она соблюдала дома все традиции, которым меня и моего старшего брата учили в детском саду. Брат прошёл гиюр в армии, он был очень этим увлечён. Я тоже знала, что пройду гиюр. Когда в армии меня поставили перед выбором: командный курс или курс “Натив”, я без колебаний выбрала “Натив”. Тогда я не знала, до какой степени это изменит всю мою жизнь.”

(Фото: Эдуард Капров)

Как произошло это изменение?

“Постепенно, на семинарах я стала интересоваться религией всё больше и больше. К тому времени мой папа стал религиозным. Когда я приезжала к нему, мы всегда делали кидуш и соблюдали субботу. Папа очень поддерживал меня в течение всего процесса. Тогда и произошло то самое изменение, и возникла деликатная ситуация с моей мамой.”

Оз: “Потому что евреи, соблюдающие кашрут, не могут есть всё подряд. Совсем непросто отказаться есть то, что приготовила твоя тёща!”

Тамар: “А как тяжело отказаться есть то, что приготовила твоя мама!”

Оз: “Понятно, но я сейчас немного о другом. Мне было просто объявить дома, что теперь я ем только кошерную еду, а дома больше не ем, потому что кухня – не кошерная. Родители знали, что у меня бывают “заскоки”, что я “мишигинер”, что я во всём иду до конца. С мамой Тамар мне было сложнее.”

Как вы решили эту проблему?

Тамар: “Мама тоже прошла гиюр. Не только потому что мы у неё не ели, это было очень важное для неё решение. Мама думала о том, чтобы пройти гиюр с момента переезда в Израиль, но, пока она растила меня и брата, у неё просто не было времени. А в тот момент мы уже большими и сами могли её поддержать. Теперь в моей семье все евреи.”

Оз: “У мамы Тамар была сопровождающая семья в Нацрат-Илите, но мы тоже старались ей помочь, чем только можно. Мы разговаривали, вместе искали ответы на разные вопросы. Тамар ездила с мамой на раввинский суд. Поддержка семьи очень важна. Мне, например, в своё время очень помогла сопровождающая семья. Потому что одно дело – учить что-то на уроках, и совсем другое – видеть, как это воплощается в жизни, в реальной семье. Видеть, как люди живут по-еврейски. У всех, разумеется, есть свои особенности, но идея семьи – это главное.”

(Фото: Эдуард Капров)

Когда вы встретились, вам было по 20 лет. Вы уже задумывались о создании собственной семьи?

Тамар: “Я – нет, Оз – да. Ему пришлось ждать, пока я созрею.”

Оз: “Мне казалось, что мы уже готовы пожениться. Но Тамар думала по-другому, и это тоже к лучшему. Я получил возможность целый год учиться в йешиве “Махон Меир” в Иерусалиме, каждый день с семи утра до одиннадцати ночи. Когда есть семья, это невозможно – нужно возвращаться домой, нужно работать. Центр тяжести смещается в сторону от йешивы.”

Тамар: “Мы решили создать семью не только по каким-то идеологическим соображениям. Просто мы поняли, что мы этого действительно хотим, что это доставляет нам удовольствие. Это то, что мы видели у наших сопровождающих семей. Там мы впервые познакомились с многодетными семьями. До тех пор мы ничего подобного вблизи не видели – у меня один брат, и у Оза один брат. Мы думали, что много детей – это беспорядок и запущенность, но у наших сопровождающих семей мы увидели – это совсем не так. Наоборот, каждый занимается своим делом, старшие дети помогают растить младших.”

Оз: “Мы увидели гармонию.”

Яэль уже помогает вам ухаживать за Нетой?

Тамар: “Да. Она даёт Нете соску, укачивает её в коляске, выбрасывает использованные пелёнки в мусорное ведро. Яэль уже понимает, что она – старшая сестра.”

Оз: “А если мы не сразу реагируем на плач, Яэль бежит к нам: “Нета плачет, Нета плачет! Она очень любит свою младшую сестру.”

Читайте также


Программа предназначена для граждан Израиля и имеющих вид на жительство

Курс предназначен для граждан и постоянных жителей Израиля
NATIV Magazine
NATIV Magazine
NATIV Magazine